Девочка с мехмата, или Джульетта в летном комбинезоне.

Возможно, это изображение (1 человек)
О Руфине, или Руфе, как ее называли близкие, по-хорошему нужно писать не краткий очерк на Дзене, а роман. И то не факт, что в одну книгу поместится вся ее жизнь, долгие 90 лет.
Только Руфина, в отличие от героини фильма осталась жива, и Ромео ее звали Михаилом, но об этом немного позже.
Изначально я собиралась писать об экипаже Санфирова-Гашева вместе, но читая про них, поняла, что так не получится, что слишком многое хочется рассказать о каждой.
Ведь прежде чем девушки поднялись в военное небо, неся смерть врагу, у каждой из них была своя довоенная жизнь - детство и юность, родные и друзья, учеба в школе и в институте ...
Возможно, это изображение (4 человека и люди стоят)
Родилась Руфина 14 октября 1921 года в селе Верхние Чусовские Городки Чусовской волости Пермского уезда Пермской губернии (ныне в зоне затопления Камского водохранилища).
В поисках довоенных фотографий Руфины Гашевой, я нашла вот этот снимок. Это совсем отдельная история, пятилетняя Руфа стоит, опираясь о колени своего отца, а рядом - ее мама Зоя (по другой версии, Руфа - малышка на коленях у бабушки).
Совсем маленькой (до 1927 года) Руфа жила с родителями в посёлке Василёво (ныне город Чкаловск Нижегородской области), потом, после смерти отца в деревне Касимово Пермского края, еще два года в 1928–1930 годах – в Перми в семье ее деда, с 1930 года – в Москве. В 1939 году окончила 10 классов школы.
Вот так рассказывает о школьных годах матери ее сын, генерал-майор в отставке Владимир Пляц:
«Все действительно верили, что надо быть готовым к труду и обороне, и не имело значения, мальчик ты или девочка. Без значка ГТО на тебя смотрели как на изгоя. Да они все куда-то рвались, хоть на курсы медсестер, хоть снайперов. Заниматься военной подготовкой было обычным явлением».
В старших классах Руфина увлеклась математикой, и после окончания школы стала студенткой механико-математического факультета Московского государственного университета - если она что-то планировала, то всегда этого добивалась.
Летом 1941 года она закончила второй курс...
Снова из воспоминаний Владимира Пляца:
«Когда Раскова объявила в прессе о наборе девушек в авиацию, тысячи девчонок пошли записываться, в том числе и моя матушка. В предвоенные годы вся страна следила за полетами Чкалова, Байдукова, Водопьянова, Папанина. Они были ярким примером, и Раскова тоже была на виду»
На собеседовании Руфу сначала записали в вооруженцы авиаполка. Она не знала, что точно значит это слово. но все равно была рада. Запись из ее дневника:
«Счастью моему не было предела, взяли! Я буду на фронте. Правда, не знаю кем, но буду делать, что скажут. Вечером была комиссия, которая определяла, кто кем будет. Меня этот вопрос почти не волновал, не хотелось только быть писарем».
Начались долгие учебные будни в летной школе в Энгельсе.
 
Возможно, это изображение (1 человек)Руфа вспоминала об этом времени:
«Ускоренный курс подготовки, где обучали, в частности, ориентированию в ночных полётах, дал нам азы штурманского дела, а по-настоящему овладевать этой военной профессией пришлось уже в боевой обстановке».
Поле окончания в 1942 году курсов штурманов при Энгельсской военной авиационной школе пилотов 27 мая 1942 года в составе 588-го ночного легкобомбардировочного авиационного полка Руфа и ее подруги были отправлены на фронт.
Сначала Руфа летала с Ирой Себровой, но им, как пишет в своих воспоминаниях начальник штаба полка Ирина Ракобольская:
И вот она (Ольга Санфирова) прилетела в полк. Надо было дать ей штурмана, и мы решили перевести к ней Руфину Гашеву, а к Ире Себровой назначить другого штурмана. Захотела летать с Себровой Наташа Меклин. Себровой с Гашевой не везло: во время учебного бомбометания в Энгельсе они разбились в числе еще трех экипажей, но остались живы. Потом, уже на фронте, возвращаясь с задания, при посадке столкнулись с прожектором (зашли на посадку с противоположной стороны) — опять авария... В таких случаях у экипажа часто появляется чувство неуверенности в себе, и надо его разъединять. Так Гашева начала летать с Санфировой.
Строки боевого пути Руфины Гашевой:
Май 1942 – май 1945 – стрелок-бомбардир, штурман звена и штурман авиаэскадрильи 588-го (c февраля 1943 – 46-го гвардейского) ночного бомбардировочного авиационного полка.Принимала участие в битве за Кавказ, освобождении Кубани, Керченско-Эльтигенской, Крымской, Могилёвской, Белостокской, Осовецкой, Млавско-Эльбингской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях.
И буквально каждый полёт мог оказаться последним, и девушки это понимали.
"У нас с Лелей однажды над Славянской мотор отказал. Славянская была еще в руках немцев, километрах в двадцати за линией фронта. Сначала надеялись, что мотор «заберет». Но когда до земли осталось метров сто, а то и меньше, я сказала себе: «Это конец». Самолет бесшумно пронесся над автоколонной немцев. «Как жаль, что мало прожила и мало сделала...» — обреченно подумала в тот момент. И вдруг... понимаешь, в тот миг, когда колеса самолета готовы были вот-вот коснуться земли, мотор ожил! Переход от отчаяния к счастью был таким неожиданным, что я подпрыгнув, чуть не вылетела из кабины".
Не даром командир их полка, майор Евокия Бершанская, командир полка, в представлении на награждение штурмана Гашевой писала так:
«Отличный стрелок-бомбардир. Штурманское дело любит и знает отлично. Летает в любых метеоусловиях как днём, так и ночью, не имеет случаев потери ориентировки, несмотря на сложные условия горной местности. Скромный, дисциплинированный, выдержанный товарищ. Исключительно добросовестно относится к выполнению боевых заданий, тщательно готовясь к каждому полёту».
А на этом фото Руфа, на мой взгляд похожа на красавицу актрису Людмилу Целиковскую в фильме "Беспокойное хозяйство", правда у героини фильма Звезды Героя не было.
Руфа считала себя невезучей:
«За 848 боевых вылетов я не получила ни одной царапины, если не считать синяка от пули зенитного пулемёта, попавшей в металлическую перекладину моего сиденья. Это произошло при пересечении линии фронта на Кубани в мае 43-го… Хотя из оставшихся в живых я в полку была самая невезучая. Две аварии самолёта, два раза вместе со своей лётчицей была сбита над территорией противника…
О гибели Лёли Санировой я писала в первой части очера об экипаже Санфировой-Гашевой. Вот так вспоминает сама об этом страшном событии сама Руфа:
«В конце 44-го мы воевали над территорией Польши, в районе небольшого городка Насельск. Очередной боевой вылет прошёл успешно, а на обратном пути, когда мы пересекали линию фронта, с земли нас обстрелял зенитный пулемёт. Одна зажигательная пуля попала в перкалевую обшивку. Моя лётчица пыталась скольжением сбить пламя, но не удалось, огонь всё ближе подбирался к кабинам и бензобаку. Видя, что спасти машину нельзя, командир приказала мне прыгать (к тому времени мы уже получили парашюты). Я отказалась. Тогда Лёля спокойно сказала: «Прыгай! Я за тобой»… Мы приземлились на нейтральной территории. Я стала подзывать Лёлю, но вокруг стояла оглушительная стрельба. Трассы светлячками летели во все стороны. За этой стрельбой я почти не слышала глухого взрыва мины… Оказалось, что я приземлилась на противотанковые мины, а мой командир, к несчастью, на противопехотные…
Потеря своего пилота оказалась для Руфы тяжелейшим ударом. Несмотря, что она не было ранена, девушка не могла спать даже под сильными успокаивающими. Но через месяц в санатории Руфина снова вернулась в полк.
Моей лётчицей стала командир эскадрильи гвардии капитан Надежда Васильевна Попова, но иногда в полёте я называла её Лёлей…», -
так вспоминала Руфа.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года гвардии старшему лейтенанту Гашевой Руфине Сергеевне «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство» было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4853)
Но в тяжёлые годы войны в жизни Руфы были не только потери. На фронте она встретила Михаила Пляца, тоже летчика, который после войны стал ее мужем.
Части Руфы и Михаила стояли недалеко друг от друга и переписывались способом, который могли придумать и организовать только летчики – сбрасывали письма, пролетая над аэродромами друг друга.На мехмат Руфина после войны не вернулась - в 1952 году она закончила Военный институт иностранных языков. С августа 1952 года служила преподавателем и старшим преподавателем на кафедре иностранных языков Военной академии бронетанковых и механизированных войск. С декабря 1956 года майор Р.С.Гашева – в запасе. До августа 1957 года продолжала работать старшим преподавателем на кафедре иностранных языков Военной академии бронетанковых войск.
С ноября 1961 года по ноябрь 1967 года работала старшим контрольным редактором в Бюро иностранной военной литературы Воениздата, а в ноябре 1967 – ноябре 1972 – старшим контрольным редактором в Управлении издательства военной и военно-технической литературы на иностранных языках Министерства обороны СССР.
Возможно, это черно-белое изображение (1 человек и ребенок)
Работала, растила детей. Рассказывала школьникам о том, как они воевали...
 Фронтовые годы не забываются. Это на всю жизнь. Часто, очень часто вспоминает Руфа войну, полеты, бомбежки и своих боевых подруг, тех, кто не вернулся, кто не дожил. Вспоминает Лелю. И часто к ней возвращается мысль, которая долго преследовала ее после Лелиной гибели: «Я прошла. А вот Лёля...» -
Наталья Кравцова (Меклин) "На горящем самолете"
Мемориальная доска лётчице Руфине Гашевой была установлена в 2018 году в Москве, на доме 28, корпус 1 по Флотской улице, где она прожила больше сорока лет - с 1970 года до самой смерти в 2012 г
01 марта 2021 г.
Регион: Москва

Другие новости





Архив

Архив
Единый час духовности «Голубь мира»
Наша Общая Победа
ПАРТНЕРСТВО "ШКОЛЫ-ПОБРАТИМЫ"
<
>
Controller: Material.item | _news_item;
Time: 0.811;
DB: 51 за 0.245;
RAM: 13.33 из 128M;
Memcache: не установлен