Религиозный экстремизм как инструмент управления народами

 

 

Америка предполагает формальную смену юридического статуса объекта, известного в народе как «американская авиабаза» при фактическом закреплении американских ВВС  в  колонии Kyrgyzstan.  Американское правительство в ближайшее время рассчитывает увеличить расходы на выплаты странам Средней Азии.  В соответствии с решением, ежегодная плата за пользование центром транзитных перевозок  «Манас» выросла с 17,4 млн. до 60 млн. долларов[1]. Для коррумпированных кыргызских элит это, скорее всего, станет предложением, от которого невозможно будет отказаться…

 

Откуда они берутся?

 

У всех на слуху названия восьми мусульманских организаций, признанных в Кыргызской Республике экстремистскими и террористическими: «Хизб ут-Тахрир», «Организация освобождения Туркестана», «Восточно-Туркестанская исламская партия», «Исламское движение Узбекистана», «Аль-Каида», «Движение Талибан», «Рабочая партия Курдистана» и «Группа Джихада». Их деятельность на нашей территории запрещена решением различных судебных инстанций и в разное время. История всех этих объединений и их отношения между собой  - отдельная тема, и мы не будем её касаться. Сегодня нас интересует подъём активности никому доселе не известных организаций, громко заявивших о себе в прошлом году почти одновременно в Кыргызстане и Казахстане. На первый взгляд, их активность самодеятельна и отдаёт профанством. Но не будем делать скоропалительных выводов. Итак, речь идёт, в первую очередь о молодчиках из Актюбинской области РК и полумифической группировке «Жайшуль Махди», работавшей большей частью в столице КР – городе Бишкек.  Первое, что объединяет эти географически удалённые друг от друга экстремистские организации – то, что основной их базой были молодые люди, рождённые в позднеперестроечные годы, а в отдельных случаях – уже в независимых государствах. Первые, так сказать, «ягодки», выращенные в условиях идеологического вакуума 90-х и 00-х. Всю свою сознательную жизнь они наблюдали, как расширяется пропасть между богатыми и бедными, как рынок пожирает и переваривает людские ресурсы, как призрачны перспективы трудяг, и как уважаемы бандиты. Специфическая психология, сформировавшаяся у целого поколения, стала почвой для насаждения максималистской и романтической идеологии исламизма, который реализовал несомненно наличествующий в среднеазиатских обществах спрос на революционный и воинствующий традиционализм.

 

Казахстан и Кыргызстан интересны тем, что в этих странах подобные течения все годы независимости трактовались как что-то чуждое, пришедшее извне. Местному населению идеи всевозможных халифатов да и вообще фанатичной преданности какому-либо вероучению были чужды изначально. Великий казахский просветитель XIXвека Чокан Валиханов в конце жизни с горечью писал о фактах «релиозного изуверства»[2], только начинавшего распространяться в киргизской степи благодаря отдельным учителям ислама, явившимся туда из древних городских центров Средней Азии. «Мусульманство пока не въелось в нашу плоть и кровь. Оно грозит нам разъединением народа в будущем. Между киргизами[3]еще много таких, которые не знают и имени Магомета, и наши шаманы во многих местах еще не утратили своего значения», - отмечал этот великий учёный[4]. То же самое можно сказать и о кыргызах, которых во времена Валиханова называли кара-киргизами: в их среде никогда не было религиозных фанатиков. Все известные центральноазиатские формирования экстремистского толка в новейшей истории родом из Узбекистана, Таджикистана и, конечно, Афганистана. Тот же «Хизб ут-Тахрир», имеющий ближневосточные корни, естественным образом просочился в Кыргызстан и Казахстан из соседнего Узбекистана, и первое время был распространён больше среди узбекского населения КР и РК. Но времена меняются, и «религиозное изуверство» заявляет о себе в последнее время всё громче и громче уже в среде вчерашних кочевников.

 

Актюбинская сеть экстремистов-исламистов никак себя не определяет. Если они и относились к какой-то конкретной организации с конкретным названием, то казахские спецслужбы оглашать эту информацию не торопятся. И правильно делают – незачем создавать излишний ажиотаж. Тем не менее, налицо развёрнутая сеть ячеек по всей области, заявившая о себе в 2011 году серией разбойных нападений и террористических актов, а также  убийствами сотрудников правоохранительных органов.

 

«Семеро убийц, которые несколько дней держали в страхе целый регион, ранее исправно посещали небольшую мечеть в своём родном селе Шубарши. Там и ели, и спали. Что они там ещё делали, доподлинно неизвестно, но мать одного из сообщников бандитов уверенно заявила: сына завербовали религиозные фанатики. И объяснила: «Он каждую пятницу ходил в эту мечеть читать намаз. И возвращался оттуда всегда задумчивый. Стал постоянно упоминать про джихад. Говорил, что пойдет с ребятами на священную войну». А теперь самое интересное. Мечеть эту в селе Шубарши построил некий Азамат Каримбаев.  Этого человека - бывшего сварщика, ставшего лидером религиозной общины, вместе с шестью соратниками в 2009-м году приговорили к длительным тюремным срокам за подготовку терактов. Через три месяца он скончался в тюрьме - то ли совершил самоубийство, то ли, как полагают его сторонники, отошёл в мир иной с чьей-то помощью. Одновременно с этим в российском Дагестане стали регулярно задерживать боевиков с голубыми паспортами - уроженцев Актюбинской области РК», - сообщает портал geopolitika.kz[5].

 

Последний эпизод этой полугодовой эпопеи, состоящей из чередования терактов и спецопераций ответственных органов, относится к 23 июня нынышнего года, когда в Актобе обезвредили убийц сотрудника дорожной полиции Темирбека Жаксылыкбаева[6]. До этого – в конце февраля – были осуждены двенадцать террористов, виновных в организации взрыва в дачном поселке близ Актобе[7]. Ранее – целый шлейф покушений на блюстителей порядка. Практически во всех эпизодах задержания наблюдается отказ сдаваться и ведение огня на поражение. Это говорит о специальной идеологической подготовке с установкой на сопротивление властям «до последнего патрона». И хотя информация об экстремистской принадлежности трёх молодых людей, отказавшихся сложить оружие 23 июня (а это были три молодых человека, из которых выжил только один – в возрасте 17 лет), ещё не подтверждена[8], очевидно, речь идёт о событиях одного плана.

 

Переходя к терактам в Кыргызстане, позволим себе заметить, что к актюбинской эпопее как нельзя лучше подходит комментарий, который – уже по другому поводу даёт Госкомитет Национальной Безопасности Кыргызской Республики: «Криминал оправдывает свои действия религиозными мотивами, то есть отбирает средства у неверующих. Но данные действия являются чистейшим грабежом, разбоем»[9]. Может быть, это и есть исток нашего доморощенного «исламизма»? Как бы то ни было, перейдём к истории с «Жайшуль Махди».

 

В данном случае исламистский подтекст выражен ещё более рельефно. На кыргызстанских интернет-ресурсах до сих пор болтается ролик, в котором пятеро субъектов с автоматами и масках на фоне чёрного флага с арабской вязью призывают всех честных мусульман сражаться против «двух шайтанов: неверных и муртадов[10]». Юношеский голос запинается, как будто текст был заучен в последние пять минут до съёмок. Автоматы, как оказалось впоследствии, были настоящие. Задержанный в феврале нынешнего года Данияр Кадыралиев прятал один из них в столичном жилмассиве «Арча-Бешик». Также в схроне находились 6 магазинов к нему и боеприпасы (более 300 единиц), а кроме того - компоненты самодельного взрывного устройства, аммонитовые шашки[11].  Десять сообщников Кадыралиева уже больше года находятся под судом – одному из членов «Армии Махди» - гражданину Российской Федерации Тахир Султану Карасову – приговор уже вынесли. «Комсомольская правда», ссылаясь на канцелярию Первомайского суда, говорит, что свои 4 года тот отсидит в том числе и за статью 226 УК КР, то есть за терроризм[12]. В свою очередь, «Азаттык» утверждает, будто Карасов осужден исключительно «за незаконное хранение и ношение оружия, но не за терроризм, потому что в этом случае наказание было бы более тяжелым»[13]. ГКНБ ясности не вносит[14]. Ещё один иностранец – гражданин Казахстана Ерлан Ахатов пока ждёт своей участи[15].

 

Остальные члены боевой группы, отметим это, – коренные кыргызстанцы и граждане КР. Самому младшему – 25 лет. Главарь банды, «амир» Советбек Исламов, был уничтожен в ходе спецоперации спецназа ГКНБ в пригородном селе Беш-Кунгей. Последний непойманный «махдиевец» - 32-летний бишкекчанин Кайрат Салиев, который, как предполагает следствие, скрывается сейчас не то в Пакистане, не то в Афганистане[16]. Ребяткам вменяется целый ряд преступлений: это и убийство трёх сотрудников милиции в Бишкеке в 2011 году, и организация взрыва в конце 2010 года возле Дворца спорта, где проходил судебный процесс над свергнутым президентом Курманбеком Бакиевым, и вооруженное разбойное нападение 24 декабря 2010 года на гражданина США Д.Нортона в г. Сокулук, и убийство гражданина КР А.Алферова, и попытка организации подрыва в декабре 2010 года автомашины с заложенным взрывным устройством возле здания ГУВД города Бишкек, и взрыв во дворе бишкекской синагоги (сентябрь 2010 года). Что касается мотивов столь деструктивной деятельности, то чекисты утверждают, будто «конечной целью организации являлось свержение светской формы правления в стране и установление на территории Кыргызстана и других стран Центральной Азии исламского государства «Халифат»[17]. Вот так: ни много, ни мало. Горстка  отщепенцев замахнулась на всю ЦА!

 

Впрочем, не такие уж они отщепенцы. Общественный защитник подозреваемых в терроризме Токтаим Уметалиева говорит, что многих из «махдиевцев» знала лично и может сказать, что эти молодые люди были весьма активны в политическом плане. Бакыт Кенжегулов состоял в политической партии СДПК, Эдиль Абдрахманов поддерживал Партию крестьян, Анарбек Сейдалиев и Арслан Коргонбеков, в свою очередь, работали в штабе «Ата-Мекена». Все они принимали активное участие в «революции»  2010 года, а после июньских событий в г. Ош непонятно с чьих санкций организовывали там допросы с рукоприкладством. Формально, а может даже и фактически, они проходили как члены гуманитарной миссии, организованной Уметалиевой. Сама правозащитница убеждена, что теракты в Бишкеке и Оше были спланированы властями республики в целях получения американской помощи «для борьбы с терроризмом» в сумме «где-то 40 млн. долларов». Эксперт-политолог Александр Князев в интервью «МК-Азия» предполагает: «Можно выдвинуть любопытную версию: новые власти привлекли бандитов для того, чтобы устроить переворот в апреле, использовали их в июне, а теперь, объявив террористами, ликвидируют как ненужных свидетелей. Что касается исламской организации «Жайшуль Махди», то боюсь, как бы она не оказалась плодом фантазии силовиков... Это очень удобно - списать все преступления на одних и тех же лиц. «Инсценировки» возле Дворца спорта и здания УВД хорошо дополняют картину большой террористической угрозы. Зачем? Решение до гениальности многоцелевое. Американцы получают основания для предоставления помощи, дополнительное оправдание своего военного присутствия и даже возможность для расширения оного. Заодно - это классика мировой политики! - угроза терроризма всегда может служить поводом для закручивания гаек в отношении собственного социально и политически активного населения»[18].   

 

В пользу предположения об инсценировке говорит одна интереснейшая деталь. Само название экстремистской организации содержит слово «Махди», которое в исламской эсхатологии обозначает провозвестника близкого конца света и последнего преемника Пророка Мухаммада. «Упоминание в названии личности МАХДИ не свойственно суннитским террористическим группировкам и организациям», - отмечает директор Регионального филиала Института стран СНГ в г. Бишкеке Аман Салиев, апеллируя к тому непреложному факту, что до сих пор следов шиизма, где особо почитается личность Махди, в Кыргызстане не замечено[19]. Влияние этой ветви ислама даже не ничтожно – о нём и речи быть не может. Даже несмотря на попытки зарубежных проповедников обратить в шиизм отдельных жителей кыргызстанского Юга[20], в Кыргызстане испокон веков распространён лишь суннитский ислам. И, кстати, «Джейш Аль Махди» - название реально существующей боевой организации, действующей… в Ираке. В этой связи напомним, что по официальной версии «Жайшуль Махди» существует с 2007 года и все годы своего существования вдохновлялось[21]лекциями небезызвестного Саида Бурятского, который всю жизнь нещадно критиковал шиитов.

 

«Это все устроено спецслужбами. Они хотят всеми способами привязать дело к терроризму, поэтому и суд затягивается. Скоро уже будет два года, как эти ребята сидят в СИЗО. Нужно было, как в советские времена, в течение двух месяцев решить этот вопрос, если их вина доказана - значит, дело надо передавать в суд. Раньше, если в течение 9 месяцев не могли доказать вину человека, неважно в чем его обвиняли, его отпускали», - считает адвокат подсудимых Акин Токталиев[22]. Защитники «махдиевцев» особо подчёркивают, что у «терактов» предполагаемой организации не было массовых жертв. Массовых не было, но единичные – несомненно, были. И у их родственников свои аргументы. В частности, родители сотрудника Октябрьского РУВД Алмазбека Сулайманова, убитого при захвате экстремистов, требуют отправить исламистов-радикалов в пожизненное заключение[23].

 

 

 

Зачем нужны террористы?

 

Было бы наивностью думать, что террористические ячейки формируются стихийно. К каждой – даже самой маленькой ячейке – имеют отношение спецслужбы. Если не отечественные, то иностранные  - уж точно. Дело в том, что террористов уже давно научились использовать для конкретных целей. Например – для дестабилизации конкретного региона. Или для политического шантажа. Начнём с самых безобидных примеров. Есть такое явление, как «виртуальные террористы». То есть – это их образы виртуальны. А вот угрозы вполне конкретны. Давление этих самых «виртуалов» на Кыргызстан не так давно проявилось в интернет-обращении к кыргызам с призывом убивать «неверных» военнослужащих базы ВВС США в аэропорту Манас, что было подписано неким «Мусульманским комитетом сопротивления»[24]. Похожий случай нажима – в данном случае уже на Казахстан – это публикация информагентством Reutersзаявления столь же мифической группировки «Kateeba Jund al Khilafah» («Солдаты Халифата») гневной отповеди казахским властям, осуществившим принятие нового закона о свободе вероисповедания: «Если вы будете настаивать на вашей позиции, то мы будем вынуждены сделать ход против вас. Знайте, что политика, которой вы следуете - та же, что была применена в Тунисе, Ливии и Египте. Однако, как вы видели, это отразилось только потерями для тех, кто осуществлял её»[25]. Вспомним, как то же Reutersпредупреждало пост-тюльпановый Бишкек, что «парламентская республика может привести к захвату власти в Кыргызстане исламскими экстремистами»[26]. Как выясняется, корнями это «творчество» уходит в структуры, близкие к ЦРУ[27]и представляет собой форму общения государства с государством. В данном случае – государствА с государствАМИ.

 

Но это всё цветочки. Настоящий «экшн» начинается, когда информационные атаки – в том числе и через легально действующие НПО, озабоченные «демократизацией» той или иной страны, - не помогают[28]. Дело в том, что государство, решившее всерьёз взяться за местные террористические ячейки, заходит на территорию противника. А противнику, который привык все наши «…станы» держать на коротком поводке, это не нравится. Ему выгодно иметь под рукой зомбированных фанатиков, которые в нужный момент могут посеять в обществе панику или сместить центр общественного внимания с одного объекта на другой. Да и потом, разве наличие в стране террористов не бросает тень на режим и имидж государства? Ещё как! Вот поэтому МИДу Республики Казахстан пришлось сильно потрудиться, когда Министерство национальной безопасности (МНБ) США внесло Казахстан в список стран, в которых имеются тенденции к развитию, созданию и оказанию поддержки террористическим организациям[29]. Оказалось, в Астане понимают, что подобные списки – это не просто повод обращать более пристальное внимания к гражданам РК во время досмотров при пересечении пограничных и таможенных постов США, но и инструмент внешней политики этой супердержавы. В данном конкретном случае ситуацию спасли своевременно поданные ноты протеста министерства иностранных дел Казахстана, НДП «Нур-Отан» и антитеррористического центра СНГ. Но прецедент был создан. Вот поэтому нашим отечественным спецслужбам нет резона «играть в террористов», если иметь в виду действия во благо страны. Видимо, в ГКНБ КР это начали осознавать, потому что в последнее время от однозначного «терроризм» там перешли к формулировкам вроде «криминал, прикрывающийся религиозным экстремизмом».

 

Впрочем, в Средней Азии есть республики, руководство которых, заигрывая с Западом, пытается удерживать инициативу в своих руках. Такова тактика президента Таджикистана Эмомали Рахмона, который, в очередной раз открывая двери американцам, издаёт указ, в котором требует от правоохранителей:

 

- усилить наблюдение над деятельностью религиозных ведомств, в особенности мечетей и использовать все средства и силы для борьбы с радикальными и экстремистскими движениями, в том числе салафизмом;

 

- усилить процесс изъятия из общественных мест и магазинов кассет и дисков, содержащих радикальные религиозные материалы;

 

- принять необходимые оперативные меры для прекращения и запрещения работы незаконных религиозных школ;

 

- в согласовании с местными госслужащими и используя средства местных предпринимателей держать под постоянным контролем деятельность Партии исламского возрождения Таджикистана, особенно деятельность её лидеров и сотрудников; принять необходимые меры для подготовки полного списка членов Партии исламского возрождения, определить методы и способы их миссионерской деятельности, чтобы продвинуть наши операционные цели, в том числе - создать стимулы для того, чтобы они покинули партию[30].

 

По факту это означает «устранить конкурентов на служение (то есть – «партнёрские отношения») Америке». 

 

А вот у президента Узбекистана Каримова несколько иная политика в «террористическом вопросе». Он сделал всё, чтобы выгнать террористов из Узбекистана и впредь будет говорить о религиозных экстремистах как об очень близком, но в то же время исключительно ВНЕШНЕМ факторе. Например, вот так: «Предстоящий объявленный вывод из Афганистана американского контингента и международных сил содействия безопасности в 2014 году может привести к возрастанию угрозы расширения террористической и экстремистской деятельности, росту напряженности и противоборству в этом обширном регионе, к созданию здесь постоянного источника нестабильности». Естественно, такое поведение – верный путь к выстраиванию «дружественно»-исполнительских отношений с США[31]. А этот вектор, после выхода Узбекистана из ОДКБ, официальный Ташкент теперь и не думает скрывать.

 

Итак, единственно верный подход к проблеме – по возможности не замалчивать сведения об активности экстремистских ячеек, давая западным «партнёрам» понять, что эти террористы – внутренняя проблема, с которой внутренние власти не могут не справиться. При этом максимум усилий следует направить на борьбу с истоками явления. В этом смысле из всех центральноазиатских республик оборону держит только Казахстан. Это героическая борьба, пусть и не кажется таковой со стороны.

 

Итак, Америка ориентируется сегодня в первую очередь на Узбекистан, во вторую – на Таджикистан. Но и Киргизию, и Казахстан США будут обязательно «иметь в виду», работая над закреплением здесь отдельных экстремистских течений. Туркменистан же, как пятая центральноазиатская республика, остаётся вероятным кандидатом на цветную революцию[32]. Впрочем, как показывает практика, «оранжевые» обосновываются как раз в тех странах, которые активнее всего идут на контакт с американцами. Туркменистан же, стремительно наращивающий  взаимодействие с Ираном, отнюдь не стремится выбиться в американские любимчики. Именно поэтому прошедшие в этом году выборы президента Туркменистана Госдепартамент США так и не признал свободными и честными[33]. И именно поэтому в этой стране так упорно разыскиваются собственные экстремисты[34]в то время, как в Афганистане формируются особые «туркменские бригады»[35].

 

Жупел терроризма используется как «доказательная база» для ситуативных измышлений американских агрессоров. Взять, к примеру, Афганистан. Если вы думаете, что в 2014 году войска НАТО будут оттуда выведены, вы горько ошибаетесь. Любой американский школьник объяснит вам, что в Афганистане живут страшные, дикие, нецивилизованные (но при этом очень опасные!) бородачи, с которыми афганским властям в одиночку не справиться. И поэтому там обязательно останутся войска НАТО – ориентировочно 60 тысяч человек. Для того, чтобы консультировать афганские силы безопасности[36]. А уж на какой срок – это будет зависеть не от США. Ведь кто представляет собой угрозу? Бородачи! А кто встанет на защиту мира, если моджахеды в стоптанных кедах ринутся завоёвывать весь мир? Только Америка!

 

Впрочем, так как определённую часть военного контингента Америке всё-таки придётся вывести, ресурс не должен простаивать. И вся эта орава, конечно, ринется в Среднюю Азию. Сейчас мы наблюдаем, как создаются предпосылки для добровольно-принудительного вселения НАТО в каждую отдельную страну региона. Узбекистан выходит из ОДКБ, в Казахстане активизируются террористы. А к нам с некими «соблазнительными предложениями»[37]приезжает (в марте сего года было дело) глава оборонного ведомства США Леон Панетта[38]. Бывший шеф ЦРУ, естественно, желал встретиться с Президентом КР Атамбаевым[39], но тот отправил на встречу секретаря Совета обороны Бусурманкула Табалдиева. Внятного разговора не получилось[40], но приближённый Атамбаева всё-таки заверил «министра атаки» США, что «Кыргызстан готов продолжить транспортировку грузов в Афганистан и после 2014 года». Тем не менее, он же сделал одну существенную оговорку: «Однако с июня 2014 года в аэропорту «Манас» не должно быть никаких военных объектов. Было бы хорошо решить этот вопрос до конца текущего года». Таким образом, мы наблюдаем, как вокруг вопроса военного присутствия США в Кыргызстане разворачивается нешуточная игра, где каждый следующий ход всё более непредсказуем. Америка, судя по всему, предполагает вариант «бакиевская рокировка», заключающий в себе формальную смену юридического статуса объекта, известного в народе как «американская авиабаза» при фактическом закреплении американских ВВС на территории старой доброй колонии Kyrgyzstan.

 

Соль в том, что американское правительство в ближайшее время рассчитывает увеличить расходы на выплаты странам Средней Азии. Этот вопрос был решён в Сенате ещё в начале нынешнего года. В соответствии с решением, ежегодная плата за пользование центром транзитных перевозок  «Манас» выросла с 17,4 млн. до 60 млн. долларов[41]. Для коррумпированных кыргызских элит это, скорее всего, станет предложением, от которого невозможно будет отказаться… 

polit.kg

 

30 июля 2012 г.
Регион: Киргизия

Другие новости





Архив

Архив
Единый час духовности «Голубь мира»
<
>
Controller: Material.item | _news_item;
Time: 0.763;
DB: 50 за 0.225;
RAM: 13.42 из 128M;
Memcache: не установлен