Еще раз о том, кто на кого напал 22 июня 1941 года

Еще раз о том, кто на кого напал 22 июня 1941 года

 

22 июня 1941 года с нападением Германии на Советский Союз началась Великая Отечественная война. Долгие годы этот очевидный факт ни у кого не вызывал ни малейших сомнений. Однако в последнее время в общественное сознание усиленно внедряется мысль о том, что нападение Германии на СССР было некой превентивной, ответной мерой: дескать, если б немцы не развязали войну, это сделал бы Советский Союз. А коли так, не все ли равно, кто именно начал военные действия: просто два агрессора делили Европу, ну и сцепились, мол, друг с другом в борьбе за мировое господство. 

Это историческое «открытие» принадлежит сотрудникам ведомства доктора Геббельса. Чтобы оправдать собственные преступления, агрессор всегда придумает способ, как свалить вину на свою жертву. Об угрозе, нависшей над мирным Рейхом со стороны кровожадного сталинского режима, говорил на Нюрнбергском процессе и фельдмаршал Кейтель. Причина тоже вполне понятна: желание хоть как-то обелить себя в глазах судей. Однако судьи фельдмаршалу не поверили: Кейтель был осужден как военный преступник и повешен.

И вот спустя почти полвека после Нюрнбергского процесса на либеральном Западе снова вспомнили эту байку о кровожадной сталинской России, которая, дескать, готовила внезапное разбойное нападение на мирный Рейх. Разрабатывать эту концепцию взялся под чутким руководством лондонских спецслужб небезызвестный Виктор Суворов (он же Владимир Резун). Он даже сроки нападения СССР на Германию установил: 6 июля 1941 года. И подкрепил свои выводы весьма изящными словесными построениями. Правда, ни один из суворовских пассажей не подкрепляется документально. Но ссылка на архивные источники в данном вопросе и не нужна. Главное – сделать из России чудовище, все остальное – пустяки, в том числе и отсутствие документальных доказательств. 

 

Многим такой подход понравился. Вслед за Суворовым теорию превентивной войны стали активно развивать как в западной, так и в отечественной исторической публицистике. Некоторые авторы не совсем русского происхождения буквально захлебывались от восторга, когда речь заходила о начале Второй мировой войны. Тут же нашлись какие-то секретные директивы советского генштаба, в которых якобы прописан план покорения Европы, а также свидетели того, как в приграничной полосе концентрировались гигантские массы советских войск, готовых, дескать, в любую минуту устремиться на Запад. Словом, «открытие» Геббельса-Кейтеля-Суворова оказалось еще одним подтверждением извечной теории о врожденной кровожадности русских и безнадежной тоталитарности их государственного устройства.   

Оппоненты огрызались, ссылаясь на полное отсутствие каких-либо документов, подтверждающих агрессивные намерения СССР, и приводя кучу свидетельств того, что у западных границ Советского Союза в июне 1941 года вообще не было регулярных частей Красной Армии. А значит, и никакого наступления на Запад не планировалось. И вот уже второе десятилетие кряду в околонаучных кругах не стихает бурная полемика относительно того, кто же на кого напал 22 июня 1941 года.  

 

На наш взгляд, подобные споры в принципе лишены всякого смысла. Даже если бы у Советского Союза и были какие-либо планы наступательных операций, что это меняет по сути? В конце 1930-ых годов Европа напоминала пороховую бочку, готовую взорваться в любой момент. Всем было ясно, что рано или поздно война разгорится: слишком много накопилось неразрешимых противоречий, взаимных упреков и старых обид. Вопрос был лишь в сроках начала всемирной бойни. Естественно, все европейские державы готовились к предстоящей схватке и пытались создать для себя наиболее благоприятные условия вступления в войну. Так чем же Советский Союз хуже? Почему советское руководство должно было пассивно наблюдать за происходящим? Разумеется, и наши штабы разрабатывали возможные сценарии вступления в войну. А наша дипломатия активно искала союзников. Когда переговоры с Англией и Францией зашли в тупик (причина общеизвестна: англо-французская делегация, приехавшая в Москву, не обладала полномочиями для подписания соответствующих договоров), возникла идея союза с Германией. Так появился пакт Молотова-Риббентропа. И ничего агрессивного в этом нет. Так же, как нет никакой агрессивности в желании перенести военные действия на территорию противника. Между тем, именно это и приводят «суворовцы» в качестве основного доказательства советских агрессивных планов. Дескать, кровожадные русские собирались бить врага на его территории – так было записано во всех советских воинских уставах и учебниках по военному делу. Ну, просто агрессоры, каких свет не видывал! Хотя здравый смысл подсказывает, что ни одно нормальное государство, готовясь к войне, не планирует впускать врага на свою территорию. Зачем же подвергать опасности население своей собственной страны и превращать в поле битвы свою собственную землю? Уж лучше месить снарядами чужую! Было бы странно, если б наши генералы планировали нечто обратное. 

 

Иначе говоря, ничего предосудительного Советский Союз перед войной не делал. Вся его политика совершенно адекватна тому, чем занимались другие европейские страны. Даже Польша, которую принято изображать жертвой германо-советского раздела, и та пыталась вести самостоятельную игру, отклонив советские предложения о создании системы коллективной безопасности и отказавшись от переговоров с Германией о решении территориальных споров. За что и поплатилась в сентябре 1939… Кстати, и никакого раздела не было. А было восстановление исторической справедливости: Красная Армия, перейдя в середине сентября советско-польскую границу, взяла под контроль только ту территорию, которую поляки оттяпали у нас в 1920 году. На исконно польские земли Советский Союз не покушался, хотя мог бы прихватить кусок какой-нибудь Мазовии или Верхней Силезии. Ан, нет! Вернул только то, что у него отобрали. Так что, нечего сейчас из Польши невинную овечку делать, а из Советского Союза - монстра. 

Итак, факт остается фактом: в ночь на 22 июня 1941 года немецкие войска перешли границу СССР, нарушив тем самым пакт о ненападении. С первой же минуты война стала для нас отечественной. И такой она останется навсегда.

 

 

Сергей ХОЛОДОВ, заместитель председателя МПОД «Наследники Победы» по связям со СМИ по Москве и Московской области

 

 

21 июня 2011 г.




Архив

Архив
Единый час духовности «Голубь мира»
Наша Общая Победа
ПАРТНЕРСТВО "ШКОЛЫ-ПОБРАТИМЫ"
<
>
Controller: Material.item | _news_item;
Time: 1.114;
DB: 28 за 0.342;
RAM: 12.49 из 128M;
Memcache: не установлен