Героям-лётчикам вернули имена

 

          Последняя поисковая экспедиция к месту крушения советского военного самолёта за хутором Коренная Балка Белореченского района Краснодарского края. Стою на вершине двухсотметровой сопки, которую с северо-восточной стороны обрамляет подковой горная гряда высотой 341 метр. Здесь 12 июня 1942 года оборвались жизни трёх лётчиков: 30-летнего командира Осипова Петра, 34-летнего пилота Быкова Николая   и 20-летнего воздушного стрелка-радиста Колиниченко Григория . Невольно в памяти всплывает дождливый день 29 июля прошлого года. Мы стоим у края воронки, где приняли смерть военные лётчики. Климашевич Станислав Иванович объявляет минуту молчания. И вдруг – оглушительный громовой раскат! Наверное, это был знак свыше. В ту минуту мы ещё не знали, что останки третьего лётчика всё ещё находятся в земле, среди осколков покорёженного металла. Мы многого тогда не знали: что это за самолёт, откуда и куда он летел, как и когда произошла трагедия.

          Как всё начиналось? Летом 2015 года ко мне обращается подполковник запаса Попов Константин Юрьевич с просьбой найти очевидцев тех далёких событий. Так я оказалась в составе военно-исторического поискового отряда «Боевое братство» города Белореченска. Почти год продолжалась работа: опрос местных жителей, раскопки на месте падения самолёта, запросы в различные архивы, поиски в интернете. И вот, наконец, всё прояснилось!

          «36-й минно-торпедный авиационный полк… вошёл в состав ВВС Черноморского флота… Полк создавался по штату 030/255 А и имел две эскадрильи по 10 самолётов ДБ-3ф. 5 июня 1942 года был получен приказ: передислоцироваться на аэр. Майкоп, где 6 июня полк поступил в распоряжение находившегося на Чёрном море заместителя НК ВМФ адмирала И.С.Исакова. На аэр. Белореченская  (в 20 км северо-западнее Майкопа) 36-й МТАП продолжил боевую подготовку… В Майкопе, вовремя учебно – тренировочного полёта, разбилась машина командира 2-й эскадрильи капитана П.Осипова. Весь экипаж погиб. Командир полка А.Г.Биба был снят с должности. Вместо него командиром 36-го МТАП был назначен майор А.Я. Ефремов».  (Левшов П.В., Болтенков Д.Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910 – 2010)…)

          Лётчики погибли, самолёт уничтожен. По меркам военного времени – серьёзное ЧП! Вполне объяснимо, почему донесение ушло в Москву и хранилось до наших дней в архиве под грифом «секретно». Этот документ был предоставлен нам Краевой общественной поисковой организацией «Кубанский плацдарм». Порфирьев Евгений, заместитель руководителя этой организации, был приглашён Поповым К.Ю. для консультации. 5 декабря 2015 года, во время очередной экспедиции с участием коллег из Краснодара, в груде ранее извлечённого из земли металла был найден фрагмент двигателя с цифрами 883349. По странному совпадению, в конце февраля поисковики «Боевого братства» находят фрагмент с такими же цифрами. «В книге учёта потерь и списания авиамоторов ВВС флотов числится авиамотор М88-б№3883349. Причина списания – сгорел» (из архивной справки). Нет никакого сомнения, что речь идёт о двигателе «нашего» самолёта.

          Но наиболее веский аргумент -  копия засекреченного ранее документа «Сведения о безвозвратных потерях  личного состава 36-го Минно-торпедного авиационного полка»  за подписью военкома 36 МТАП Кузнецова и начальника штаба Пересада.  Из него следует, что 12 июня 1942 года при катастрофе самолёта в районе Майкопского  авиаузла погибли и похоронены в станице Кубанская-2 (так назывался хутор Кубанский раньше) Белореченского района Краснодарского края капитан Осипов Пётр Матвеевич, москвич, уроженец Орловской области – командир эскадрильи; лейтенант Быков Николай Васильевич, ленинградец  – пилот;  сержант Колиниченко Григорий Васильевич из Полтавской области – воздушный стрелок-радист. Замечу, что подобные сведения не могли сохраниться в Белореченске и Майкопе по той причине, что через два  месяца после катастрофы началась оккупация – в наши места пришли фашистские захватчики.

          Обстоятельства гибели экипажа можно воссоздать, собрав воедино рассказы очевидцев, жителей хутора Кубанского, и официальную информацию. По свидетельству жителя хутора Кубанского Волгина Ивана Никифоровича, которому в момент трагедии было 4 с половиной года и который вместе с тётушкой оказался неподалёку в лесу, самолёт появился с западной стороны, летел низко, мотор работал с надрывом. Машина исчезла за горной грядой, послышались взрывы. Картину дополняют воспоминания Макаровой Дарьи Павловны, которая работала на лесопильном заводе Коренная Балка  и вместе с другими рабочими прибежала к месту катастрофы. Самолёт при падении разломился в воздухе на две части. Лес был объят пламенем, на одном из сломленных деревьев горел лётчик. Когда пожар удалось потушить, останки двух лётчиков перевезли на телеге в хутор Кубанский, где и похоронили в центре под огромным дубом. Хоронили, как утверждает Мартынова Мария Ивановна, которой на тот момент было почти 13 лет, в одном гробу. Иван Никифорович тоже помнит эти похороны: народу было очень много, и он вместе с другими мальчишками наблюдал за происходящим с дуба. Дочь Дарьи Павловны, Астахова Вера Семёновна, не только дословно пересказала то, что знала от матери, но и присоединилась к поисковому отряду 5 декабря 2015 года, чтобы показать на месте, где находилась лесопилка, где сгорел лес. Мы задали ей вопрос, почему именно в хутор Кубанский перевезли погибших. Ответ был коротким: «Указание военкомата».

          Казалось бы, тайна гибели ДБ-3ф в районе хутора Коренная Балка раскрыта. Можно менять фамилии лётчиков на табличке, что на братской могиле. Но вопросы остаются. Кто такие Греков В.Л. и Докучаев Ю.В.? На основании чего появились эти фамилии? Возможно, их назвала жена военного лётчика, приезжавшая в хутор после войны. Но ведь населённых пунктов с названием  Кубанская  много  в крае. А может, боевая машина этих лётчиков прервала свой полёт где-нибудь в горах или глухом лесу во время Туапсинской операции? Эти имена останутся на памятнике.

          Теперь, когда поисковые работы завершены, необходимо увековечить восстановленные фамилии на братской могиле, где покоятся тела двух членов экипажа ДБ-3ф,  и  захоронить останки их боевого товарища. К осуществлению этой задачи приступил Глава Пшехского сельского поселения Сороколатов Александр Олегович. Подполковник в отставке, он с пониманием отнёсся к той информации, которую ему предоставили поисковики. На месте гибели экипажа будет поставлен обелиск. В День Победы, 9 мая, на памятнике «Скорбящая мать» появятся новые имена: Осипов П.М., Быков Н.В. и Колиниченко Г.В.

                    «Кубанский плацдарм» - организация, ведущая не первый год поисковую работу по всей Кубани и имеющая на своём счету уже более двух сотен «отработанных» самолётов, как советских, так и фашистских. Их поддержка ускорила поиск. Сейчас разыскиваются потомки лётчиков.

От героев былых времён

 Не осталось порой имён.

Те, кто приняли смертный бой,

Стали просто землёй и травой.

Только грозная доблесть их

Поселилась в сердцах живых,

Этот вечный огонь,

Нам завещанный одним,

Мы в груди храним.

          Через 74 года героям Великой Отечественной вернули имена.

Речкина Лидия Владимировна

                    

06 мая 2016 г.




Архив

Архив
Единый час духовности «Голубь мира»
<
>
Controller: Material.item | _news_item;
Time: 1.164;
DB: 29 за 0.287;
RAM: 12.44 из 128M;
Memcache: не установлен