И В 100 ЛЕТ – МОЛОДЕЦ!

По крутым лестничным пролетам я с трудом добираюсь до последнего этажа, где находится нужная мне квартира. Прежде чем позвонить, перевожу дыхание. А как же сюда добирается столетний человек? Вопрос не остается без ответа. Дверь открывает хозяин квартиры Иван Михайлович Бондарь и, уловив мой тяжкий вздох, улыбается:
- А я привык и не замечаю этих нагрузок. Кстати, они - кивок в сторону лестницы, - хорошо тренируют сердце. Это я говорю как врач.
Да, удивительным человеком оказался ветеран Великой Отечественной войны Иван Михайлович Бондарь, которому в этом году исполнилось 100 лет. На фронте он был хирургом. Позже я увидела его награды - два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны и бесчисленные медали за освобождение городов. Среди них оказались две медали «За боевые заслуги». В свои годы Бондарь бодр, активен, разговорчив и, я убедилась, обладает отличной памятью. Но говорить о себе не любит, будто не было в его жизни ничего примечательного.
Нет, он не потомственный медик. Отец и мать были простыми крестьянами в украинском селе Орловка на Черниговщине. Он средний среди пятерых детей. Вся семья трудилась на земле. О медицине тогда не думал. В 30-е годы страна была в новостройках, и он хотел стать строителем. Для этого и отправился в Днепропетровск. Здесь взял в руки лопату и пошел на стройку разнорабочим. Потом узнал, что у них в общежитии открываются подготовительные курсы медицинского института. Решил попробовать и сел за парту... После института начал врачевать в районной больнице Сталиндорфа, а с 39-го года служил в Красной Армии аж в Забайкалье, возле Улан-Удэ.
Что привлекает с первого знакомства в Иване Михайловиче, так это доброжелательность, от сердца идущая, и еще удивительная невозмутимость, спокойствие уверенного в себе человека. Они не изменяли хирургу и на войне. Бондарь попал на передовую в начале сорок второго в ранге полкового врача 116-й стрелковой дивизии. Рассказать о фронтовой жизни? Ну, какие там у него были подвиги! Нет, он не ходил в атаки, не держал в руках винтовки, не выносил раненых из-под огня. Его главным боевым постом была операционная, его оружием - скальпель. Он не убивал, он спасал жизни всю войну - под Калугой, под Сталинградом, на Курской дуге, в Румынии, Венгрии, Чехословакии.
Как работалось на фронте? Вечные бомбежки и артобстрелы. Нескончаемый поток раненых. Нехватка медикаментов и медперсонала. Ранения случались самые разные, и решения для спасения жизней надо было принимать мгновенно. Как-то привезли раненого офицера. Осколок угодил ему в живот. Потеря крови критическая. Человек без сознания. Сейчас умрет, подумал хирург, и сделал невероятное - собрал кровь из полости живота в стерильный тазик, добавил препараты, которые препятствовали свертываемости крови, и влил кровь обратно офицеру. Через некоторое время тот пришел в себя, открыл глаза. Его эвакуировали в тыловой госпиталь.
Не раз выручала молодого хирурга собственная изобретательность. Вскоре талантливого медика командование отправило на полугодовые курсы усовершенствования врачей в Москву, в Институт нейрохирургии им. Бурденко. Там Бондарь осваивал внутричерепные операции. Наставниками были профессионалы высшей категории. Один из них - хирург Егоров - запомнился на всю жизнь.
- Это был человек огромного роста с огромными руками и грубыми на вид пальцами, - рассказывает Иван Михайлович. - Но какие микроскопические операции делал он на головном мозге! Это надо было видеть! И мы, молодые врачи, старались запомнить и усвоить его методы работы. Кстати, - замечает мой собеседник, - сын хирурга - Егоров младший позже стал первым медиком на космическом корабле.
После учебы капитан медицинской службы Иван Бондарь вернулся на фронт в качестве нейрохирурга и до конца войны делал сложнейшие черепные операции. На его счету сотни спасенных жизней. Впрочем, тогда об арифметике врачи не думали - просто работали. Пусть до изнеможения. Пусть сутками хирург не выходил из операционной.
- Как вы выдерживали такие перегрузки? - поражаюсь я.
- А у меня были героические помощники, - улыбается Иван Михайлович и, подумав, серьезно добавляет: - Никто из нас не жалел себя. Некогда было жалеть. Я уж не говорю о мужской выдержке, но поражали операционные сестрички. Бывало, они спали тут же, сидя на стульях. 10-15 минут сна - и снова стоит девчушка рядом, понимает тебя без слов, помогает изо всех сил спасти иногда безнадежного раненого.
Безнадежного... Казалось, стоило ли тратить драгоценное на фронте время на такого человека? Ответ я нашла в рукописной книге воспоминаний, которую ветеран завершил совсем недавно: «Я никогда не мог смириться с понятием безнадежности в медицине. Если есть хоть один шанс во спасение, врач должен помочь человеку реализовать этот шанс, должен рисковать, бороться за его жизнь».
В этих словах профессиональное кредо полковника медицинской службы И. М. Бондаря, которому он оставался верен все сорок лет службы в ранге военного хирурга. Уже после окончания Великой Отечественной они вместе с женой Марией, тоже военным врачом, служили в Бурятии, а потом десять лет в Группе советских войск в Германии. В 1963 году Бондарь получил из Москвы назначение в Ивановский гарнизонный госпиталь. Здесь через 6 лет снял погоны и еще 15 лет (!) оперировал как вольнонаемный хирург.
...Мне хотелось узнать, как живется бывшему фронтовику в наше непростое, противоречивое время. В чем секрет его долголетия и поразительной бодрости?
У Ивана Михайловича двое детей, семеро внуков и два правнука. С тех пор, как умерла жена, главным стимулом в его жизни, признается ветеран, остается общение с близкими дорогими людьми.
- Внучка Александра всегда при мне, - говорит Иван Михайлович, - помогает во всем, заботится обо мне.
- Но дедушка сам иногда в магазин ходит, любит прогуляться на свежем воздухе в лесу, - вступает в разговор Сашенька, выпускница ивановского вуза. - А в 90 лет он еще гонял на своем «Москвиче» по городу, ездил в огород. Вот какой у нас дед!
- Мы его все обожаем, - поддерживает сестру старшая внучка Надя. - Он увлек нас грибной охотой. Это его главное хобби после фотографии...
- А помнишь, какую бурю вызвал юбилей дедушки, - снова встревает Саша, - к нам приходили с поздравлениями и подарками из администрации города, из совета ветеранов, понаехали родственники из Петербурга, Пскова, с Украины. Было шумно и весело.
- Ой, дед, какую мы с другом купили «игрушку» сегодня, - врывается в квартиру внук Роман, студент, - надувную лодку! ..Здрасьте, - кивает он мне и тут же начинает оживленно обсуждать с Иваном Михайловичем достоинства покупки.
Ну, что ж, молодежь не даст дедушке скучать, а мне, пожалуй, пора восвояси. Я прощаюсь и снова выхожу на лестничную площадку. И снова пытаюсь представить, как все-таки столетний ветеран одолевает этакую крутизну, поднимаясь на свой последний этаж. И ведь одолевает... Храни его Бог как можно дольше. В полном здравии и силе!
 

Н. ГОРЕЛОВА.
г. Иваново.


 

20 октября 2012 г.




Архив

Архив
Единый час духовности «Голубь мира»
<
>
Controller: Material.item | _news_item;
Time: 0.690;
DB: 28 за 0.209;
RAM: 12.4 из 128M;
Memcache: не установлен