Новогодний рассказ

 

 

- Извините, - сказал Дед Мороз, поправив съехавшую шапку бобышкой посоха. - У вас не найдется двенадцать рублей? Мне на метро не хватает… Я пробовал бесплатно, но тетка на контроле сказала, что много нас сегодня таких волшебников на халяву лезут. Милицию свистеть стала…  

Дед Мороз отвел взгляд и покраснел, что стало заметно даже на накрашенных щеках. – Я отдам.

- Да ладно, землячок, о чем речь! – Сверчков протянул деньги. – С кем не бывает. Бери, бери, к хоккею не опоздай. Никаких «отдам», и – с приближающимся!

- Спасибо большое. Тогда хоть вот это… На память…

И он вытащил из-под шубы картонную коробку. Несколько снежинок свалились Сверчкову на руку и быстро растаяли, втянув свои узорчатые лучи внутрь новорожденных мелких капелек.

- Пазл, - догадался Сверчков. – Типа «собери картинку», да?..

Оглянулся, но мужика в костюме Деда Мороза уже не было, только двери метро двигались по инерции взад-вперед, стремясь успокоиться и замереть в надлежащем положении.

Дома Сверчкова встретила жена:

- Это чего притащил? – заинтересовалась Татьяна.

- Дед Мороз подарил, - пояснил он, распределяя указательным пальцем элементы мозаики по поверхности  стола и подгоняя их друг другу. – Счас соберу… Новогоднее такое… Типа елка, ежик, гномики, детиш… - Он продолжал ворковать, но вдруг осекся. Уже почти собранная из ярких фрагментиков, на столе проявилась зазывно обнаженная красавица, нагло возлежащая на спине и неприлично задравшая кверху ноги в чулочках…

- Та-ак… Гномики, значит? Дед, говоришь подарил? Что-то сильно озабоченный у тебя этот дед! – Татьяна нависла над произведением Сверчкова. – Где купил? Зачем купил? Тебе родной живой жены мало? На девок решил таращиться?

Она сама мстительно взялась заново собирать пазл, перебирая кусочки картинки наманикюренными пальчиками, быстро, будто на арфе играла. Сверчков выпучил глаза, переводя взгляд с супруги на мозаику, с мозаики на супругу… На столе вместо голой девицы сформировалось и четко проявилось изображение роскошной шубы и крупного бриллианта в оправе.

- Ну? И что шумела? – чуть приободрившись, спросил он.

- Ничего не понимаю… Почему так… А где эта… шалава?

- Сказал бы я тебе… Дай-ка…

Он отстранил жену, разобрал и вновь начал собирать пазл. Через полминуты она сказала:

- Ладно, дальше не надо.

На готовой половине картинки уже отчетливо проглядывалось донышко граненого стакана и часть бутылки с этикеткой «Конь…» на фоне банного веника... Татьяна, в свою очередь, долго перемешивала разноцветные кусочки картона, что-то бормотала притом, словно произносила заклинания. В этот раз пазл представил Сверчковым перламутровый кабриолет-седан с охапкой желтых роз на заднем сиденье. А на переднем – мужчину, облаченного в строгий костюм.

- Ишь, какого мачо слепила! А сама меня упрекала… - заревновал Сверчков и предложил:

- Вот что, давай последний раз, только вдвоем. Я ведь что подумал-то… Если вдвоем собрать, то, может быть, это…

- Ну, ну?

- Может быть, ребеночек получится… Как бы задание на Новый год. А то мы из года в год откладываем и откладываем…

Татьяна тихо согласилась:

- Давай загадаем…

Они собрали пазл в четыре руки. Затаив дыхание, пригляделись.

- Н-да… - изрек Сверчков, почесав кончик носа.

На картинке обрисовался новый бесшумный многофункциональный моющий пылесос.

- Пойдем кушать, - позвала Татьяна. – А это… Мы завтра еще попробуем собрать – может, завтра получится.

 

Е. ОБУХОВ. 

19 января 2013 г.




Архив

Архив
Единый час духовности «Голубь мира»
<
>
Controller: Material.item | _news_item;
Time: 11.047;
DB: 28 за 2.474;
RAM: 12.38 из 128M;
Memcache: не установлен