Страшный сон для Вермахта и РККА. Могилев 1941г.

Здесь танки Гудериана сначала забуксовали, а потом полыхнули как свечи, здесь начала стачивать свои силы самая мощная войсковая группировка в истории мировых войн - группа армий "Центр".

Именно благодаря таким местам к Москве доползли совсем немногие солдаты Адольфа из числа тех, что пересекли в июне государственную границу СССР.

Шёл июль 1941 года, на пути Вермахта был Могилёв....

Именно Могилёв и его окрестности стали опорой "Днепровского рубежа" РККА тем страшным и жарким летом.

Именно сюда, "в этот замес", попал фронтовой корреспондент и увидел Буйничское поле, и эта картина долгие годы не давала ему покоя (а он поведал не мало и прошёл всю войну), но именно бои на подступах к Могилёву отпечатались в его душе и он завещал после смерти развеять свой прах именно над этим полем.

2 июля 1941г. 2-ая танковая группа генерал-полковника Гейнца Гудериана форсировала Днепр и развернула наступление, предполагая сходу ворваться в Могилёв, Гомель, а потом и в Смоленск, но солдаты и офицеры РККА были против.  

 

Настолько против, что немцы это сразу ощутили всем своим нутром, им это популярно "объяснили".

Когда 3-я танковая дивизия Вермахта под командованием Вальтера Моделя попыталась с юга прорваться к Могилёву и развернувшись в боевой порядок начала наступление на части 172-ой стрелковой дивизии РККА, то после 14-ти часового боя оставила на поле 39 горящих танков и усеяла поле своей пехотой и разбитыми бронетранспортерами.

В районе Буйничей оборону держал 388-й стрелковый полк, под командованием полковника С.Ф. Кутепова.

172-я стрелковая дивизия генерала Романова вместе со всем 61-м стрелковым корпусом держала подходы к Могилёву, на острие этой дивизии, на самом западном участке обороны, на Буйничском поле, и находился 388-й стрелковый полк С.Ф. Кутепова.

На следующий день дивизия Моделя снова попыталась прорваться через позиции 172-ой стрелковой, но снова 10 часов подряд билась головой об стену, которой стали советские бойцы державшие рубеж и 3-ая танковая была вынуждена искать обходные пути.

Части 4-я танковой дивизия немецкого 24-го моторизованного корпуса и полк "Великая Германия" обошли город и стали брать его в кольцо, Модель (со своей потрепанной 3-ей танковой) тоже изменил направление атак и стал помогать брать город в кольцо.

172-ая стрелковая держала свой рубеж до 22 июля.

В итоге, позиции 13 армии генерала Ф.Н. Ремезова оказались рассечены, а сам командарм был ранен, но город сражался в окружении и снабжался по воздуху (транспортники прорывались, а ВВС РККА даже на время отбили у Люфтваффе господство в воздухе, в данном районе, чтобы можно было снабжать город).

Помимо танков Моделя, командование подтянуло в район Могилева 7-ую, 23-ую, 15-ую и 258-ую пехотные дивизии. Предстоял штурм города.

Танковый клин Гудериана, чтобы не терять темп, доверил штурм города пехоте, а сам начал прорываться к Ельне (где его уже ждал мощный советский контрудар, он снова там завязнет).

Оборону находясь в окружении, в районе города и внутри него, держали советские - 61-й стрелковый корпус, 20-й механизированный корпус, а также могилёвское городское ополчение, батальоны НКВД и милиция.

Бои в городе шли с 17 по 25 июля, окончательно немцы смогли занять город только 26 числа.

 
 

Командир героического 388-го стрелкового полка полковника Семён Федорович Кутепов пропал без вести 25 июля при выходе из окружения.

По одной версии был убит немецкими диверсантами, по другой погиб в бою при прорыве из кольца, а по третьей попал в плен, а потом бежал и погиб в рядах партизан в декабре 1941 года.

Комполка С.Ф. Кутепов произвёл на Симонова большое впечатление и стал прототипом комбрига Серпилина в главной военной прозе Симонова - романе "Живые и Мёртвые".

Вечная память Семёну Федоровичу и его бойцам.

Они стояли до конца, они жгли немецкие танки...

 

02 июня 2019 г.
Регион: Беларусь

Другие новости





Архив

Архив
Единый час духовности «Голубь мира»
<
>
Controller: Material.item | _news_item;
Time: 0.769;
DB: 51 за 0.227;
RAM: 13.3 из 128M;
Memcache: не установлен