«Надо вернуть солдат в историю!»

Польский краевед Ярослав Томчак из города Старгард самостоятельно нашел забытое кладбище советских военнопленных, погибших в лагере «Шталаг II-D» на северо-западе современной Польши. Российские общественники из Калининграда, с которыми Томчак взаимодействует, передали нашей редакции неутешительные записи поисковика.

Около 70 лет о кладбище советских солдат, замученных немцами в лагере «Шталаг II-D» под Старгардом, не было ничего известно. Ярослав Точмак проанализировал множество архивных документов и воспоминания бывших военнопленных, прежде чем докопался до истины в буквальном смысле.

«До 1996 года вход на земельный участок, где, по моим данным, находился „Neuen Kriegsgefangenenfriedhof” (по терминологии немцев — «Новое кладбище для военнопленных». — «НьюсБалт»), был запрещен, поскольку здесь находился гарнизонный полигон. Затем территорию передали под жилищное строительство, — пишет польский краевед. — В 2013-2014 годах я проверил по базе данных «Мемориал» примерно 9 тыс. персональных карт советских солдат. Это помогло мне сузить область своих поисков до границ тогдашнего гарнизонного полигона. Также я вёл переписку с бывшим советским военнопленным Олегом Краснопольским. Информация от него была бесценна. Он мне сказал, что „телегу с телами умерших тащили до северных ворот лагеря, затем ехали влево, где примерно в 250-300 метрах от ворот шталага, вероятно, находилась братская могила”. Это было почти точное расположение кладбища».

Благодаря данным «Мемориала», Томчак установил, что на «новом кладбище для военнопленных» похоронено, минимум, 2,6 тысяч человек. После документальной работы польский энтузиаст решил действовать уже на местности. Для этого он отправился по инстанциям (на дворе стоял апрель 2014 года), в частности, направил запрос в Совет охраны памяти борьбы и мученичества в Варшаве, Западно-Поморское воеводское управление в Щецине, а также мемориальный отдел Минобороны России при посольстве РФ в Варшаве. О реакции государственных институтов Польши Ярослав Томчак пишет так:

«И тут наступила долгая, четырёхмесячная тишина, как будто для воеводского управления Административный кодекс вообще не существовал».

О реакции российской дипмиссии:

«К сожалению, не получил я никакого ответа. Жаль, но оставляю этот факт без комментариев».

 Затем с польской стороны последовали фактически отписки, в которых говорилось, что эксгумационные работы проводить нецелесообразно. 

«Я не хочу думать, что причиной такого положения дел явился политический контекст или же это следствие инерции в решениях наших чиновников, — продолжает Томчак. — Сам я настаивал на другом. Красная армия была многонациональной, и на этом кладбище покоятся граждане одной страны, но не одного народа. Уверен, что здесь можно найти как русских, так и белорусов, украинцев, грузин, татар, казахов ну и, конечно, поляков, граждан Второй Речи Посполитой, с территорий, присоединенных к СССР в 1939 году. Они не имели никакой возможности выбора формы и знамени, под которым придётся им умирать».

«Я просил, писал, звонил кому только было можно, — пишет Томчак. — Два года так воевал. Помогли хорошие люди, друзья и доброжелательность сотрудников щецинского отдела Агентства военного имущества, которые дали средства на поисковые работы. Исполнителем стала фирма «Бросс» из Щецина. С четвёртой попытки экскаватор на глубине 1,2 метра наткнулся на первые человеческие останки. После ручного удаления слоев земли появились контуры захоронения людей, расположенных в рядах. При одном из скелетов друзья нашли лагерный жетон с номером 11558. Сразу на месте он был идентифицирован на основе базы данных «Мемориал». Это был военнопленный Герасим Степанович Золотарёв, умерший 30 сентября 1943 года. Его внучка Ольга Золотарёва уже знает, где покоится дедушка».

После этого в Старгард приехал представитель Минобороны России Алексей Фомичёв,  который сообщил, что уже встречался с сотрудниками Министерства культуры Польши на тему выявленного кладбища. 

«Я думал, что это конец проблемы. К сожалению, я ошибался, — продолжает польский общественник. — Оказалось, что есть большая проблема в определении того, какое управление в Польше должно заниматься этим делом. В общем, с момента окончания поисковых работ и до сих пор продолжается обмен письмами между управлениями. Но не может быть так, что уже 72 года военнопленные покоятся в кустах и мусоре. Надо вернуть солдат в историю!»

11 июня 2018 г.
Регион: Польша

Другие новости





Архив

Архив
Единый час духовности «Голубь мира»
<
>