Кому в Калининграде дорого наследие фашиста Коха

Расследование радиостанции «Русский край»

Калининградской области вслед за Балтийском Зеленоградск решил избавиться от нацистской составляющей в официальных символах — гербе и флаге муниципального образования. Но почему отдельные калининградские общественники бьются за наследие нацизма – расскажем в «Специальном репортаже» на радио «Русский край».

В Зеленоградске решили поменять герб. Совет депутатов городского округа 17 апреля принял решение о проведении конкурса на разработку нового герба и флага муниципалитета. Об этом сообщала муниципальная газета «Волна». Как отмечает издание, герб и флаг решили сменить по инициативе жителей округа и Ассоциации рестораторов и отельеров. И те, и другие обращают внимание, что существующая символика не отражает «сегодняшние реалии, а также вектор развития нашей малой родины», поэтому просят разработать новый герб, который будет «отражать современные традиции и тенденции развития муниципалитета».

«Сегодня никто — ни жители, ни гости Зеленоградска не ассоциируют наш город с рыбным промыслом. Именно этот вид деятельности символизирует камбала на гербе округа», отмечают авторы инициативы. При этом в качестве альтернативы они предлагают разместить на муниципальной символике, например, «котов». «По геральдическим канонам кот символизирует свободолюбие, доброжелательность и бесстрашие. Именно эти три качества целиком и полностью соответствуют духу нашего замечательного муниципалитета», — говорится в письме.

Конкурс на разработку проектов проведут с 20 мая по 19 июня. Нынешний герб Зеленоградского округа был утвержден в 2003 году, как раз в купе с другими гербами районов. Практически все они копируют довоенную символику городов бывшей Восточной Пруссии.

Напомним, ранее корреспонденты радио «Русский край» рассказывали, что в начале двухтысячных в результате быстро проведённой «гербовой спецоперации», когда конкурсы на новые гербы объявлялись буквально один за другим, большая часть городов Калининградской области получила точные копии немецких гербов. В регионе произошел неожиданный разворот от российских муниципальных символов власти в сторону бывших германских символов. Старые гербы, которые были присвоены первыми переселенцами, показались инициаторам скучными и были упразднены.

Зеленоградск здесь не стал исключением. Сейчас городской округ использует герб, утвержденный в 2003 году.

«Щит пересечен; вверху в зеленом поле дубовый венок с листвой, обращенный навстречу ходу солнца; внизу — в лазоревом поле под золотой волнистой главой (с одним полем и двумя неполными волнообразными выступами и с двумя просветами) серебряная камбала», — говорится в геральдическом описании.

На самом деле герб Зеленоградска в нынешнем виде — это несколько видоизмененный герб Кранца (немецкое название Зеленоградска). На нем серебристая камбала была изображена под лосиными рогами. Рога в 2003 году заменили на дубовый венок.

Инициатива по смене герба Зеленоградска была воспринята в штыки некоторой частью общественности Калининграда. 29 апреля в 14 часов в Общественной палате состоится расширенное заседание Комиссии по культуре, сохранению исторического и духовного наследия. Тема заседания: «Зачем Зеленоградску новый герб? Жители об этом не просили». Мероприятие пройдет по инициативе члена Общественной палаты Калининградской области Альберта Адылова. Корреспонденту радио «Русский край» общественник пояснил, что «в методических рекомендациях говорится, что герб принимается на века, и в Зеленоградске он принят в 2003 году совершенно законно, зарегистрирован в Герольдии».

«Потому что в официальном постановлении Зеленоградского совета, которое было принято на прошлой неделе, содержатся, мягко говоря, противоречия и несоответствия. Они ссылаются на необходимость принятия герба в соответствии с методическими рекомендациями 2006 года, а в методических рекомендациях как раз прямо обратное утверждается. Там говорится, что не нужно гербы принимать по каким-то сиюминутным позывам и интересам. Там, вроде, у них котики появились, теперь давайте герб на котиков сменим. В Методических рекомендациях говорится, что герб принимается на века, и в Зеленоградске он принят в 2003 году совершенно законно, зарегистрирован в Герольдии. Если бы он не соответствовал, его бы не зарегистрировали. Второй момент: в тех же самых методических рекомендациях, на которые они [члены Зеленоградского совета — прим.авт.] ссылаются, прямо не рекомендуется выносить эти вопросы на открытые конкурсы. Тем не менее, Зеленоградский совет принял такое решение. Я подозреваю, что за этим что-то другое стоит — чьи-то частные интересы», — высказался в соцсети Адылов.

К немногочисленной компании защитников «исторической значимости» герба Зеленоградска примкнул историк моды, ведущий «Модного приговора» Александр Васильев. С недавних пор известный сторонник гомосексуализма занимается реставрацией довоенного особняка, в котором он купил квартиры. Теперь, отмечает газета «Комсомольская правда — Калининград», он по праву может называться жителем Зеленоградска. Кстати, как писала газета в 2016 году, именно Кранцем Васильев предпочитает называть Зеленоградск. И позировать для фото предпочитает не где-нибудь, а рядом с памятником русофоба Адама Мицкевича, поставленного в 2015 году на бюджетные средства. Это отдельная история предательства национальных интересов России, но сегодня речь идёт о тех, кто защищает немецкий герб Зеленоградска. Кто эти люди?

Васильев открыто признаётся, что 95% мужчин-дизайнеров моды — гомосексуалисты. Сложно сказать, откуда у него такая информация, и кем является он сам, но судя по его заявлениям и тому, что сам он причисляет себя к дизайнерам моды, он видит в содомии норму. Васильев вместе с Адыловым выступают категорически против изменения герба. Васильев заявил:

«Безразличие к историческим традициям и геральдике края заставляют людей тратить деньги на ненужную ерунду. Изменение герба Зеленоградска с камбалой тому пример. Тогда давайте с герба Москвы уберем коня и святого Георгия Победоносца, а поставим, например, автомобиль-внедорожник, их-то больше в столице, чем коней…»

Конечно, историку моды лучше не делать громких заявлений по истории геральдики без изучения вопроса, но раз уж знаток геев полез в эту тему, то пенять ему лучше теперь на самого себя, ведь защищая нынешний герб Зеленоградска, Васильев, а с ним и Адылов, защищают ни много ни мало нацистский символ Кранца.

Почему? Да потому что Кранц до 1937 года никаких гербов не имел. Он не имел статус города. В 1816 году в Кранце насчитывалось всего 268 жителей, его объявили курортом, однако, городских прав он не имел до Второй мировой войны. Собственно, герба у Кранца не было вплоть до 1937 года, несмотря на то, что поселок быстро развивался и численность его населения увеличивалась — право на собственную символику в Восточной Пруссии имели только города. Однако история с гербом Зеленоградска и его связью с символикой Кранца особенно интересна.

«Герб Кранца пожалован городу 28 апреля 1937 года указом обер-президента провинции Восточная Пруссия», – говорится в описании символики на сайте “Геральдика”. Примечательно, что данное описание составлял небезызвестный Григорий Лерман. Он же автор большинства немецких гербов Калининградской области. И Лерман лукаво опустил в описании герба Кранца имя обер-президента, пожаловавшего этот герб городу Кранцу. Опускает Лерман имя человека, подарившего герб и права города сельской общине Кранц, вероятно, рассчитывая на наивность обывателя.

Так кто же был в 1937 году обер-президентом Восточной Пруссии, своим властным решением подаривший Кранцу герб? Его имя легко найти — это нацистский военный преступник Эрих Кох. В своём решении нацист написал:

«Незамедлительно к исполнению жалую я общине Кранц, округ Фишхаузен (…) право владеть гербом».

Итак, что мы имеем: деревня Кранц стала городом 1937 году по распоряжению нацистских властей, герб городу установил нацистский военный преступник Эрих Кох. Заходим на страницу во «ВКонтакте» члена Общественной палаты Калининградской области Альберта Адылова, читаем, что он пишет о возможной утрате Зеленоградском нацистского герба:

«Перевожу на русский язык: почти восемь столетий истории мы выкинем (буквально) коту под хвост, потому что нам (лично нам) показалась безумно удачной наша пиар-кампания полугодичной давности [пишет о брендировании «котов» в Зеленоградске общественник. — Прим. авт], которая была бы действительно удачной, если бы…», — пишет Адылов.

О каких восьми столетиях выкинутой истории говорит член Общественной палаты? Ведь Адылов в своё время окончил КГУ, нынешний БФУ имени Канта, факультет истории. Правда, не без труда. Видимо, этим объясняется неспособность сопоставить 1937 год и восемь столетий истории. А может нежеланием?

В 2003 году при участии Лермана нацистский герб Кранца переработали, но основные элементы герба, пожалованного Эрихом Кохом, остались: камбала, желтый и синий цвета фона. Но тот же Адылов, отвечая на вопрос журналиста Ильи Стулова, пишет:

«Вообще-то, если ты не в курсе, это культурное наследие, да…».

О каком культурном наследии пишет Адылов? О культурном наследии нацистов? Безусловно, герб — это частица памяти народа, в котором отражаются исторические события. Но какие страницы истории увековечивает нынешний герб Зеленоградска?

В 1933 году, после прихода к власти, Адольф Гитлер отправился в Восточную Пруссию, где сменил обер-президента. Новым назначенцем стал гауляйтер (высшая партийная должность НСДАП) Эрих Кох. Таких, как он, называли ядром фашистской диктатуры. В 1941 году Кох пошел на повышение. Он стал рейхскомиссаром Украины. В эти годы на оккупированной немецкими захватчиками Украине был сформирован Рейхскомиссариат. Под началом Коха на советских территориях начались массовые зачистки. Жестокость Коха распространялась не только на мужчин, но и на женщин, и даже детей.

Всё, чего хотел Кох — опустошить Украину. В рабство с оккупированных территорий в Германию советские граждане вывозились эшелонами — свыше 2,5 млн человек были отправлены на принудительные работы «на благо фашистской нации». Красноречиво о персоне говорит цитата Коха, которую привел в своих воспоминаниях разведчик Дмитрий Медведев:

«Мы народ господ и должны жестко и справедливо править. Я выйму из этой страны всё до последнего. Мы должны осознавать, что самый мелкий немецкий работник расово и биологически в тысячу раз превосходит местное население».

Коху принадлежит и другая фраза:

«Мне нужно, чтобы поляк при встрече с украинцем убивал украинца и, наоборот, чтобы украинец убивал поляка. Если до этого по дороге они пристрелят еврея, это будет как раз то, что мне нужно… Некоторые чрезвычайно наивно представляют себе германизацию. Они думают, что нам нужны русские, украинцы и поляки, которых мы заставили бы говорить по-немецки. Но нам не нужны ни русские, ни украинцы, ни поляки. Нам нужны плодородные земли».

В последнее время у нас многие спрашивают, откуда взялся термин «германизация»? Как видим, этот термин применял Эрих Кох для обозначения политики вытеснения немцами русских и поляков с их земель.

Уверенность в безнаказанности Кох потерял только тогда, когда на пороге его резиденции стояла Красная армия. Он бежал в Восточную Пруссию, откуда планировал перебраться в Южную Америку. Планы его не реализовались. Но на какое-то время он исчез из поля зрения. Нацист Кох под чужим именем окопался в небольшом местечке под Гамбургом. Однако идеям нацизма он остался верен — тайно посещал сборища сообщников. Там его и арестовали. В 1949 году нацистский преступник Эрих Кох, бывший обер-президент Восточной Пруссии, предстал перед польским судом, который приговорил его к смертной казни. Однако расстрел заменили пожизненным сроком. В итоге нацист умер в 1986 году в возрасте 90 лет.

Но вернёмся к гербу.

«Также, как и в годичной давности истории с накатом на местные гербы, предпринятым трёхрублёвыми «борцами с германизацией», авторы старой песни на новый лад демонстрируют полное непонимание того, что герб символизирует историю города, его традиции, в конце концов — просто то, что это очень старый населённый пункт, и вот поэтому его герб существует аж с 1937 года», — отмечает член Общественной палаты Адылов.

«Аж с 1937 года» — уточним, это всего 8 лет (до 1945 года) до момента, когда Советские войска вошли в Восточную Пруссию. Позже, как мы знаем, часть территории вошла в состав нашей страны, сменила названия населенных пунктов и, соответственно, символику. Позже, в 2003 году, просто «какому-то дяде слева» в футболке с гербом Кенигсберга (он же Григорий Лерман) захотелось наделить старой немецкой символикой российские города, в случае с Зеленоградском — слегка видоизмененной нацистской. Какое наследие защищает член Общественной палаты Адылов? Мы позвонили Адылову, чтобы он сам ответил на этот вопрос.

— Альберт Алимович, вы выступили в защиту герба Зеленоградска. Вам известно имя человека, который жаловал герб Кранцу в 1937 году?

— По-моему, это был… Господи, как же? Ну, какой-то чиновник местного уровня — кенигсбергского.

— Вам известно имя Эрих Кох?

— Да, конечно!

— Кем был этот человек?

— Да, знаю! Гауляйтер Восточной Пруссии.

— Вы знаете, что Эрих Кох был известен, как палач и военный преступник?

— Да!

— … и, что именно он подарил герб Кранцу?

— Герб Кранцу он подарил в 1937 году, только у Кранца сейчас другой герб — у Зеленоградска.

— На своей странице в Facebook вы написали, что, изменив герб, цитирую: «почти восемь столетий истории мы выкинем (буквально) коту под хвост?» О каких восьми столетиях вы говорите, если герб был утвержден в 1937 году?

— Потому, что часть этого герба на основе же предыдущего.

— Это были 8 лет существования герба в том варианте …

— Ни в каком не в том варианте. Герб в 2003 году принят на основе старого герба. Они свидетельствуют о том, что это очень старый, древний город. И всё.

— Но если он был утвержден только в 1937 году?

— Потому что городские права город получил довольно поздно. У нас есть вообще населенные пункты, которые вообще не имели гербов в немецкий период, потому что не были городами. Сейчас я с полки книжку сниму, уточню, кто это конкретно сделал [жаловал герб Кранцу. — Прим.авт.]. …Тут [в книге. — Прим.авт.] не указано. Просто: «указом обер-президента провинции Восточная Пруссия…

— Вы можете уточнить, кого Адольф Гитлер в 1933 году назначил на эту должность.

— В любом случае, я не думаю, что камбала — это что-то такое…

— Это же часть, заимствованная…

— Так и что? У нас областное правительство заседает в здании, построенном при немцах. Это о чём-то говорит?

«Я не вижу там никакого отпечатка нацистского палача. Камбала — её до сих пор едят и ловят», — заявил Адылов в беседе с корреспондентом «Русского края». Чуть позже на его странице в соцсетях появилась заметка, в которой он утверждает, что на его встречный вопрос: «Что нацистского в рыбе камбале?» — «журналистка» ответить ему ничего вразумительного не смогла.

Отвечаем. Что же нацистского в «камбале», пожалованной Кохом в качестве символа Кранца в 1937 году? На этот вопрос ответит коллега по цеху Альберта Адылова в реконструкторской среде, директор Багратионовского музея истории края Александр Панченко. Панченко — один из непосредственных проводников так называемой гербовой революции, проведённой Лерманом в 2003 году, ведь именно Панченко добился того, что город Багратионовск получил герб с фамильными символами тевтонских рыцарей фон Плауэнов. Кстати, Панченко ранее уже неоднократно заявлял, что герб — «это символ власти».

«Герб — это признак самоуправления. Наличие герба — это уже показатель самоуправления, если мы берем классику. Мы берем не современный день, а берем классику. В средние века, когда зарождалась геральдика и символика, рыцарь, имеющий свободу, на щите носил какие-то символы, данные ему либо господином, либо кем-то еще. Города, которые получали самоуправление, тоже получали герб. Наличие герба — это показатель самоуправляющейся единицы», — заявил Александр Панченко. — Мы слишком углубились в оценки герба, объяснив его некоторую политическую, идеологическую принадлежность к городу. И даже уже стали говорить, что герб должен отражать именно российскую страницу в истории. Вы знаете, это слишком узко и это нас заведёт в тупик. Дело в том, что здесь нужно герб рассматривать гораздо шире, герб — это символ города, герб — это символ администрации и власти».

Чтобы окончательно ответить на вопрос Адылова, зададим еще один простой вопрос: «А что нацистского в свастике?» Свастика является одним из самых древних и широко распространённых графических символов, у многих народов мира она изображена на предметах повседневного быта. В камбале, как и в свастике, изначально нет ничего нацистского. Но Гитлер утверждал, что заложил в свастику символ превосходства арийской расы. Об этом он сам писал в книге под названием «Моя борьба». Так что же нацистского в свастике? То, что в 1920 году Гитлер утвердил один из вариантов свастики в качестве символа Национал-социалистической рабочей партии Германии. Таким образом, нацистское в свастике то, что она являлась государственным символом нацисткой Германии.

Адылов в беседе с корреспондентом «Русского края» отмечает, что нынешний герб Зеленоградска имеет свою историческую ценность, потому что «он в 2003 году принят на основе старого герба». При этом герб, являющийся «символом власти» (по словам Панченко), жалован в 1937 году ставленником Гитлера, по распоряжению которого советские граждане, жители Украины массово вывозились в рабство в нацистскую Германию, в том числе в Восточную Пруссию.

Жареная камбала сама по себе неплохая рыба. В ней, как и в свастике, изначально нет ничего нацистского. Но ведь речь идёт о гербе, символе власти (как утверждает друг Адылова Панченко), пожалованном Кранцу никем иным, как гауляйтером Восточной Пруссии. Речь идёт о символе нацистской власти для данного города. Если же следовать логике члена Общественной палаты Калининградской области Альберта Адылова, то тогда ничего нацистского нет и в свастике.

Отметим, попытки увековечения имени нацистского палача Эриха Коха в Калининградской области уже предпринимались. В 2007 году группа инициативных граждан решила восстановить резиденцию Коха в поселке Совхозное. Там планировалось открыть гостиницу и музей, посвященный жизни и деятельности палача. Тогда инициативе предпринимателей возмутились ветераны, заявив: «Нам не нужен дом палача!»

В 2018 году на административном здании стадиона «Балтика» вывесили табличку со старым названием: «Эрих-Кох-Плац». На это обратил внимание губернатор области Антон Алиханов, разместив её фотографию на своей странице в социальной сети Instagram.

«На фото старые названия нашего стадиона, расположенного в центре города Калининграда. Будьте аккуратны, если вдруг захотите блеснуть эрудицией и назвать стадион на старый манер, это, как показывают некоторые корпоративные практики, может быть опасно для карьеры. Берегите себя», — написал глава области в комментарии.

Мы спросили у Альберта Адылова, как он относится к тому факту, что защищает герб, пожалованный Кранцу Эрихом Кохом в то время, как губернатор Калининградской области открыто предостерёг всех желающих вспоминать это имя.

— Хорошо, Альберт Алимович, у меня еще вопрос: в прошлом году губернатор указал на неуместность таблички Коху на административном здании стадиона «Балтика», сегодня вы ратуете за подарок Коха Кранцу… Разве вы вошли в Общественную палату не по губернаторской квоте? Не противоречат ли ваши действия позиции губернатора?

— Да, не знаю, мне губернатор ничего такого не говорил.

Мы попытались связаться по телефону с главой администрации Зеленоградска Сергеем Кошевым, чтобы спросить у него, знает ли он, кто утвердил герб Кранца в 1937 году, на основе которого выполнен существующий герб. Но у нас ничего не вышло. Его пресс-секретарь, главный редактор газеты «Волна» Оксана Майтакова, заявила: «Нет. Он занят».

Итак, губернатор ничего Адылову про Эриха Коха не говорил, но Адылов попал в Общественную палату по губернаторской квоте… Глава Зеленоградска, похоже, ничего не знает о том, что 29 апреля в Общественной палате состоится расширенное заседание Комиссии по культуре, сохранению исторического и духовного наследия. Тема заседания: «Зачем Зеленоградску новый герб? Жители об этом не просили». Пресс-секретарём у него работает бывшая журналистка «Нового Калининграда» Оксана Майтакова (Обрехт), получавшая в своё время от губернатора извинения с цветами, состоявшая в родстве с пастором церкви «Полного благословения», известная своей антицерковной позицией в отношении РПЦ. Не просил новый герб, оказывается, почитатель содомитов — заезжий стилист Васильев. Инициатором заседания является борец за культурное наследие Эриха Коха Альберт Адылов.

Интересная «камбалейла» получается… Был бы жив Эрих Кох, он бы этому был несказанно рад…

Источникрадио «Русский край»

http://newsbalt.ru/analytics/2019/04/komu-v-kaliningrade-dorogo-nasledie-f/

30 апреля 2019 г.
Регион: Калининградская область

Другие новости

30 апреля 2019 г.Калининградская область Кому в Калининграде дорого наследие фашиста Коха 12 апреля 2019 г.Калининградская область В Калининграде встретятся морские офицеры СССР, ПНР и ГДР 14 марта 2019 г.Калининградская область Журналист опубликовал карту американской оккупации Польши 01 октября 2018 г.Калининградская область «Вроде, лица официальные, а увековечивают память врагов» 06 мая 2018 г.Калининградская область «Мы отстоим Кёнигсберг» 21 апреля 2018 г.Калининградская область Итоги круглого стола"Современные Российско-Польские отношения и предложения по их улучшению" 18 апреля 2018 г.Калининградская область Петр Боло Радке: Российский и польский народы стравливают специально 07 марта 2012 г.Калининградская область Командира лодки «не открыли» 29 февраля 2012 г.Калининградская область Хранители ратной истории 21 февраля 2012 г.Калининградская область Форум флотских эскулапов




Архив

Архив
Единый час духовности «Голубь мира»
<
>
Controller: Material.item | _news_item;
Time: 0.807;
DB: 52 за 0.229;
RAM: 13.51 из 128M;
Memcache: не установлен